Email

hockey-city@mail.ru

Журнал «Хоккей в городе» пишет о любительском и профессиональном хоккее с шайбой и с мячом, на коньках и роликах, в валенках и флорболе. Новости, события, интервью, статьи, комментарии, аналитические материалы. Фотографии с матчей по хоккею. Сборная России, Легенды хоккея СССР и звезды хоккея. Ночная Хоккейная Лига. КХЛ, ВХЛ, МХЛ, Женский и детский хоккей. Следж – хоккей. Хоккейная экипировка и тренажеры для игроков и вратарей. Спортивная одежда и хоккейная форма. Спортивное питание. Ледовые арены.

ОТЛОЖЕННЫЙ ГОЛ

Алексей НОВГОРОДОВ

Нисколько не сомневаясь, что мир ждал только моего прихода в правоохранительную систему, чтобы наконец‑то вбить осиновый кол и забить последний гвоздь в крышку гроба распоясавшейся преступности. Получив хоть и синий, но всё‑таки диплом оперуполномоченного с высшим юридическим образованием,
я досадовал лишь об одном, что создать беспреступный рай мне придётся только на отдельно взятом участке местности, ограниченном зоной административного действия 65 отделения милиции города Москвы.


— Молодой, прости, забыл как тебя зовут. На тебе денег, сбегай за водкой, — обескуражил меня, не успев переступить порог теперь уже моего кабинета, как будто мы в какой‑то шарашкиной конторе, а не в милиции, буркнул опоздавший на моё представление, худющий как жердь опер Андрей Михайлович Першин,
которого мне и определили в напарники.


— Да, время пока ещё рабочее, — попытался я возразить, — А вечером я обязательно проставлюсь. Что, я не понимаю: прописаться в коллективе святое дело, да и наставника из РУВД Платонова Сергея Константиновича пригласить надо.


— Погоди ты с пропиской, шустрый какой нашёлся. Делай, что тебе старшие говорят. Назавтра и последующие дни вплоть до выходных я бегал по району, высунув язык, как добытчик горячительных напитков, потому, что Горбачев, будь он неладен со своим сухим законом, подложил большую кучу дерьма в вечерние посиделки
и межчеловеческие отношения. Но местная алкашня и лица с так называемой «низкой социальной ответственностью», знающие в районе по средствам «сарафанного радио» абсолютно всё, с которыми приходилось разговаривать на одном языке, балансируя, чтобы стать для них своим, но не опускаясь на их уровень, уже к концу недели, без проблем давали наколку: в какой магазин, сколько и даже в какой таре завезли «зелёного змия». После чего в результате дипломатических переговоров на высшем уровне с заведующим либо директором магазина, я возвращался в храм правоохранительной системы с булькающей добычей и скрытно от всевидящего начальства передавал её Андрею Михайловичу. «…старший приказал…».


Перекладывая ему в стол бутылки с огненной водой и мило улыбаясь, меня грызла одна и та же мысль: Когда же ты, сволочь, наконец‑то напьёшься, и когда мы приступим к настоящим оперативным делам и раскрытию преступлений?


— Лёшка, ты вроде десантник, — в полуутверждающем, но каком‑то шутливом тоне спросил Першин.
— Заместитель командира взвода, старший сержант воздушно-десантных войск, — с гордостью, не чувствуя подвоха, отрапортовал я, надеясь что хоть эта строка в биографии заставит его с уважением относиться к моей скромной персоне.


— Отлично! — хлопнул он ладонью по лежащей перед ним телефонограмме, и озорной огонёк блеснул в его глазах, — Слетай в первую градскую больницу, опроси «парашютиста», а уж потом займёмся розыском и опросом тех, кто его с восьмого этажа выбросил.


Это было обидно и неожиданно: после столь длительного сокрытия от меня материалов, заявителей, свидетелей, подозреваемых, и вообще каких либо бумаг, связанных с реальной работой уголовного розыска, так опустить до разбирательства какой‑то бытовухи.


— Да, кстати, водку свою в большом сейфе забери, у меня этого добра и без твоей хватает. А гонял я тебя для того, что бы ты территорию свою узнал, землю ножками протопал, да с алкашней и влиятельными людьми на районе перезнакомился. Для опера это кладезь информации. Поверь, не единожды пригодится.


Над «парашютистом» смеялась вся больница. Человек из сильно азиатской страны, снимая квартиру в нашем районе, пригласил себе для утех двух девушек легкого поведения. Не знаю, зачем ему одному потребовались сразу две жрицы любви, и чего уж такого он им предложил, но данное предложение оказалось видимо за гранью даже их низкого отношения к морали.

В связи с чем, дамы, имея численное превосходство, а также преимущество в росте, весе и физической подготовке, отстаивая остатки девичьей гордости, распахнули фрамугу и выбросили несостоявшегося Дон Жуана в окно. И всё бы было бы ничего, если бы квартира не находилась на восьмом этаже.


Случись со мной такое, я умер бы от страха, пролетая ещё в районе седьмого этажа. А этот «бандерлог», наверное, привыкший падать с макушек высоченных пальм, извиваясь и планируя, стал прицеливаться, как бы ему удобнее упасть и, главное, не нашампуриться на колышки, палочки, арматурины, которые бабушки-старушки в обилии понавтыкали под балконами для подвязывания к ним многолетних цветов и всевозможных растений. Приземлился он аккурат между двух полутораметровых кольев, сломав только ногу и руку, да ещё вгорячах вскочил и попытался выбежать на дорогу, где его и подобрала скорая помощь, доставив в первую городскую больницу.


Распятый на больничной койке специальными медицинскими приспособлениями, парашютист увидев в моих руках красное удостоверение сотрудника уголовного розыска, мгновенно вспомнил все свои грехи, деяния и даже неосуществленные извращенно-противоправные намерения, резко дёрнулся в безнадёжной попытке скрыться, спрятаться прикинувшись больничной ветошью. Но привязанная к ноге гиря, переброшенная
через кронштейн, намертво приковала его к постели. Другая попытка в одночасье забыть русский язык, незамедлительно была пресечена экспресс-обучением «великому и могучему», начиная с выражений «вызов консула» и «немедленная депортация». Понимая, что ему не отвертеться, он стал давать показания, прерываемые громким смехом соседей по палате.


Получив письменное объяснение случившегося и словесный портрет его обидчиц, под который подходили все девушки от восемнадцати и старше, ведь с его слов мы, славяне, все на одно лицо, я отправился исполнять вторую часть марлезонского балета — розыск лиц противоположной стороны конфликта.


Под большим секретом, за обещанное вознаграждение в виде жидкой валюты бутылки «топориков», по иному — портвейн «три семерки», никогда не трезвеющий мой новоиспечённый знакомый Серега шепнул адресок, где снимают квартиру приехавшие с Украины девушки для расширенной торговли не только семушками.


Получив ценную информацию о местонахождении подозреваемых, я в предвкушении своего первого раскрытого преступления, опрометью, на что только был способен мой спортивно подготовленный организм, бросился в «контору» доложить оперативную обстановку заместителю начальника отделения по розыску. Ничего не замечая на своём пути, пулей влетев на второй этаж, и уже в мыслях принимая поздравления за поимку группы лиц покушавшихся на жизнь гражданина иностранного государства, сбил с ног выходящего из своего знаменитого двенадцатого кабинета старшего оперуполномоченного Смирнова Владимира Владимировича. По возрасту он был не намного взрослее нас, всего на три года, но обращались все к нему, даже убелённые сединами сотрудники, по имени отчеству из уважения к его звериному оперативному таланту, резкой прямоте и не по годам жизненной мудрости.


— Ты охренел?, — только немного другими словами выразил Владимир Владимирович своё отношение к нашей встрече. Смирнов вообще‑то не ругается матом, он на нём разговаривает, — Тебя Першин так летать научил?, — поднимаясь, прохрипел он, — Был у нас в отделении один «Першинг», дали ему напарника, появился «Першинг-2», теперь конец всей конторе, разнесут всё по кирпичикам, — выдал он этот монолог исключительно на витиеватом ненормативном лексиконе, и видя моё возбуждённое состояние, — Успокойся. Зам по розыску вместе с твоим Першиным в РУВД уехали, так что выдохни, заходи ко мне и расслабься.


Легко сказать расслабься, когда шило в заднице, да пятки скипидаром намазаны. — Владимир Владимирович, а, может, ты поможешь мне задержать подозреваемых?, — и скороговоркой выпалил ему всю исходную начиная с сексуальной озабоченности иностранного гостя. — Чего, там?!? Адресок есть, сбегаем, задержим, пока они
не съехали, и всё. Дело сделано, и мы в шоколаде. — Значит так! Заруби себе на носу, а ещё лучше на всех выступающих частях твоего организма, — и движением руки конкретизировал место, которого можно лишиться, нарушив главную заповедь опера. — Как бы ты не относился к своему информатору, надо в первую очередь просчитать и организовать задержание злодеев так, чтобы твоего человечка на районе не то, что подозревать, на него даже подумать не посмели.

И в качестве дружеской помощи: там, внизу в дежурке кинолог с собакой скучают, приезжали по вызову на квартирную кражу, а обратно их отправить машины нет. Так быстрее хватай его и какие‑нибудь вещи с места происшествия, и на поводке впереди собаки беги на квартиру
к этим шалавам. А это уж потом пусть судья с адвокатом под присягой собаку допрашивают — почему она ментов именно в эту квартиру привела. Дамы оказались девушками приятной наружности и привлекательных форм, хотя это, пожалуй, и всё, что положительного можно сказать в их адрес.

Наглые хабалки с Черкизовского рынка по сравнению с ними выглядят воспитанницами института благородных девиц. В выкрутасах ненормативной лексики, которой они нас встретили, дамы смело могут посоревноваться с Владимиром Владимировичем. И единственное, чем сдерживалась их агрессия в физическом выражении, это наличием расположившейся на кухне немецкой овчарки, которая собачьим чутьём улавливала попытки провокаций, и грозным рыком с оскалом клыков быстро наводила порядок, пресекая искушение совершить любое маломальское резкое движение.


Однако, мадам, которая ёрничая и глумясь над участковым и приглашёнными понятыми, представилась Мальвиной, громко костеря и осыпая бранью присутствующих, грациозно дефилировала по комнате из угла в угол, демонстрируя свои женские прелести не сильно скрываемые облегающей футболкой и просвечивающейся в солнечных лучах длинной юбкой. Притупив бдительность своими бесцельными хождениями, оказавшись в двух шагах от коридора, она резко рванула к открытой входной двери, решив проскочить между мной и комодом.


Дословно исполняя инструкцию Владимира Владимировича, ничего не трогать руками, и не дай Бог, никакого рукоприкладства, а то по прокуратурам замаешься кататься, я автоматически, по всем правилам хоккейного мастерства, прижав локти к животу, согнувшись и чуть приседая, сделал резкое движение назад, подставив бедро под несущуюся как паровоз Мальвину.


Ни один арбитр не зафиксировал бы нарушение правил за задержку соперника руками, и легендарные мастера хоккейной защиты Александр Рагулин, Валерий Васильев, Вячеслав Фетисов явно бы остались мной довольны. А вот некоторые зрители, включая участкового и понятых, даже насладились классически проведённым силовым приёмом, где вместо бортика был использован старинный комод.


Обалдела даже собака, издав непонятный кряк вместо лая, так и осталась созерцать удивительную картину с открытой пастью: Мальвина перелетев через мою спину, описав по воздуху красивый полукруг длинными ногами, распласталась на полу, накрыв голову задравшейся юбкой, обнажившей аппетитные ягодицы. Вскочив на четвереньки, и не до конца понимая, что это было, застыла в этой позе, ориентируясь в пространстве
через задравшуюся на голову юбку, скрывающую от глаз окружающую действительность. После чего, придя в себя, поднялась с ошарашенным видом, грязно выругалась и как побитый щенок медленно побрела обратно в комнату с низко опущенной головой. Единственно оставшийся невозмутимым в данной ситуации участковый, навидавшийся за свою службу и не такого, спокойно внёс в протокол:…при попытке к бегству, гражданка назвавшаяся при задержании Мальвиной, самонадеянно не рассчитала промежуток между наклонившимся сотрудником милиции и естественным препятствием упала без физического воздействия на неё с чьей либо стороны, что было подтверждено подписями присутствующих понятых.

С матом, руганью и ежесекундными провокациями доставленные в отделение милиции барышни вдруг резко поменяли стиль своего поведения, что вызвало культурный шок теперь уже с моей стороны, пока ещё не привыкшего к коварству женщин. Перед дежурным офицером стояли девочки-недотроги, наивные паиньки, абсолютно не понимающие, почему они оказались в столь неприемлемой для их нравственно-возвышенного образа жизни организации. И что утончённая психика благородных девиц не выдержит даже пяти минут пребывания в этом ужасном учреждении, где они могут случайно встретиться с настоящими злодеями, которых они боятся видеть даже по телевизору.

Поэтому руководство должно незамедлительно попросить у них прощения и, рассыпаясь в извинениях, проводить до выхода, охраняя от нежелательных встреч, а негодяев, доставивших их в столь мерзкое заведение и нарушивших их умиротворённый безмятежный покой, необходимо безбожно наказать, чтобы неповадно было приставать к порядочным девушкам.

Для принесения извинений, при отсутствии начальника и зам по розыску, дежурный пригласил Смирнова, чтобы понимать, что ему дальше делать с милыми барышнями. Не в сильно благостном расположении духа спустился Владимир Владимирович, которому опасно попадаться под горячую руку, и без всяких предисловий, на доходчивом, совсем нелитературном языке объяснил дамам всю их жизненную сучность, (именно «сучность»). И тут же, не меняя выражений и эпитетов, наорал на остолбеневшего дежурного.

— Почему задержанные до сих пор ещё находятся в обезьяннике, и тем более вместе?!? Немедленно растащить их по разным кабинетам.

Оказав барышням не очень дружеский приём без цветов и фанфар, развеяв робкую надежду на замаячившее скорое освобождение, Смирнов, мигрируя от девушки к девушке, появляясь то в одном, то в другом кабинете, как ужас, летящий на крыльях ночи, вынуждал их давать правдивые показания, умело манипулируя информацией, полученной при опросе подельницы. А мы чётко фиксировали эти покаянные объяснения, раскручивая на дальнейшие чистосердечные признания.

В итоге мы подняли сорок пять эпизодов, как наши симпатичные жрицы любви, приглашаемые в квартиры неверных мужей, бабников и иных любителей острых сексуальных ощущений, расслабляли потерявших остатки мозга «мачо». Затем, уходя, прихватывали с собой деньги и ценности, предоставив мужу-кобелю возможность хлопать глазами и объясняться с возвратившейся из отпуска женой, куда могли деться все семейные накопления и её ювелирные украшения.

Вернувшийся зам по розыску немедленно доложил руководству о достигнутых успехах, после чего, в мгновение ока понаехали кураторы из Главка, забрали девушек, материалы раскрытых сорока четырёх преступлений и благородно с барского плеча, скорее для отчётности, что это всё‑таки произошло на нашей территории, оставили нам один эпизод с парашютистом.

Вечером за рюмкой чая мы с упоением наблюдали, как в теленовостях специальный корреспондент передачи «Петровка-38» Людмила Скальская расхваливала специалистов Главного управления уголовного розыска, обезвредивших группу воровок на доверии, изобличивших злоумышленниц в совершении сотни нераскрытых преступлений. А об операх шестьдесят пятого отделения милиции в репортаже не прозвучало ни слова, хотя по моим подсчётам добрая половина этих преступлений раскрыта нами. Я конечно понимаю, чтобы докрутить задержанных требуется серьёзная кропотливая работа, немалое мастерство и огромный опыт матёрых сыщиков главка, да ещё много-много того, о чём не пишут в учебниках, нарабатываемое своим горбом, путём проб и ошибок на грани риска не только репутации, а порой и собственной жизни. Но в хоккее всё же как‑то справедливее — в зачёт идут очки не только форварду, забившему гол, докрутившему шайбу в ворота, но и партнёру, а то и нескольким, организовавшим атаку и отдавшим голевой пас.

Поэтому, пройдя за тридцать пять лет милицейской службы все этапы борьбы с криминалом, бандитизмом и организованной преступностью, вписав своё имя в историю современной милиции высшим офицерским званием и четырьмя крестами «Мужества», я, неожиданно даже для самого себя, вернулся на хоккейную площадку совсем начинающим защитником, застывшим в замахе для щелчка на Косинском озере сорок с лишним лет назад.

Моя неугомонная жена Алёнушка, невзирая на прекрасную фигуру, является ярчайшим представителем всех осовремененных женщин России, объединенных единственной целью: сбросить пару-тройку килограмм. При этом, не отказываясь вечерами от смачного, с прожилками, бутерброда с салом и чашечки ароматного чая с вкуснейшим кусочком киевского тортика.

Соединяя эти взаимоисключающие мечты, став обладателем членских билетов всевозможных фитнес-клубов, world-классов, sport-салонов, околоспортивных секций и другой попрыгушечной хрени, не считая традиционных качалок и бассейнов, она, открыв для себя «Олимпийский» комплекс, обнаружила в нём не только бассейн, но и ледовую площадку, на которой играли, не подозревающие о надвигающемся урагане эмоций, слов и предложений, беззаботные хоккеисты.

Имея мужа милиционера, Алёнушка без труда вычислила организатора этих ледовых баталий Андрея Николаевича Подлегаева и расписала ему в феерических красках, выдавая желаемое за действительное, мои выдающиеся хоккейные способности на уровне как минимум Александра Якушева. Для убедительности проде-монстрировала нашу с ним фотографию, правда, в Кремлевском дворце съездов, и абсолютно по другому поводу очень далёкому от спорта, но для неё это не важно, главное запечатлённому в рукопожатии со знаменитой легендой Советского хоккея. Против такого аргумента не поспоришь.

В общем, убедила она Андрея Николаевича, что на их хоккейную площадку в скором времени снизойдёт счастье в лице её благоверного супруга Алексея. Без меня меня женив, Алёнушка реализуя свои фантазии, не-взирая на протесты в виде того, что я только ярый болельщик и с хоккеем уже почти пол века по разные стороны телевизионного экрана, одарила меня на день рождения новенькой, какую я раньше и в глаза не видел, всколыхнувшей несбывшиеся детские мечты, завораживающей хоккейной экипировкой.

Сжигая за моей спиной мосты, она вручила телефонный номер Подлегаева, сообщив, что он уже ждёт моего звонка, чтобы подробно объяснить, где и во сколько состоятся игры с моим участием. В раздевалку я входил с трепетом и благоговением, как затаив дыхание проходят за кулисы к любимому артисту влюблённые театралы. К своему стыду, я и на трибунах‑то не частый гость, всё больше смотрю хоккей стеклянными глазами оцифрованных телеоператоров, а тут вхожу в святая-святых любимой игры, начало-начал хоккейного матча.

Настроившись встретить угрюмых, сосредоточенных на предстоящей битве атлетов, я перешагнул порог и попал в просторную залу, где расположился отряд гусар летучих. Лучшие представители потомков Дениса Давыдова выверенными движениями облачались в доспехи.

Годами отработанными движениями, словнозатачивая перед боем саблю, обматывали клюшки изолентой,
при этом весело балагурили на всевозможные темы абсолютно далёкие от предстоящей игры, залихватски, по‑гусарски, бахвалясь победами на личном фронте, трудовыми подвигами, заморскими путешествиями, дачными проблемами, не обходя темы о взрывных брызгах шампанского, но чаще иных горячительных напитков и последствиях их употребления.


Профессия всё‑таки оказывает сильное влияние на деградацию личности, поэтому я с каменным лицом, как это делают мои авторитетные подопечные, уверенно прошёл в дальний от входа угол, чтобы занять лучшую «шконку», где бросил свои «шмотки», после чего представился, пожав каждому руку. Гусары, далёкие от блатных понятий, одобрительно приняли новичка, не переставая обсуждать свои насущные проблемы, всем видом демонстрируя, что если ты сюда пришёл, то значит ты наш, а вот лучшее место точно не здесь, оно на льду, в борьбе, на площадке.


Действительно, только на площадке как под увеличительным стеклом видно кто чего стоит. Перед игрой все выкатились разогреться, размяться, раскататься, прочувствовать нутром, ставший родным на предстоящие полтора часа, горячий лёд. И в этом отлаженном хоккейном оркестре, настраивающем свои партии на грандиозный концерт, появился непонятно откуда взявшийся, еле стоящий на ногах, артист. Слава Богу, мой красный свитер не имел на спине ни номера, ни крупно прописанной фамилии сокрытой от позора, а сетчатая маска, к сожалению, только частично скрывает пурпурное от стыда лицо.

Такого позорища я не испытывал никогда в жизни. Впервые за сорок лет встав на коньки, я как кенгуру использует хвост, использовал клюшку вместо третьей точки опоры, что даёт маломальскую возможность
удерживать равновесие не по возрасту начинающему хоккеисту, привыкшему в далёком детстве исполнять хоккейные выкрутасы, скользя и перемещаясь по льду в тяжёлых, но привычно устойчивых валенках. Сейчас же, словно в городском парке, я катился по кругу, стараясь хоть как‑то освоиться на непокорных коньках.


Сделав несколько кругов, я остановился, чтобы перевести дыхание, как вдруг прямо в клюшку влетела шайба, с одной лишь целью быть снова отпасованной автору этой передачи. Я как мог, не совсем точно, а вернее, очень криво, возвратил ему шайбу, но он, подстроившись под неудобный пас вновь сильным броском направил черный диск в мою клюшку. Вторая, третья и последующие перепасовки оказались более удачными, что зажгло
во мне луч надежды, и я даже как‑то уверенней стал держаться на коньках, передвигаясь совсем без скорости, но и без явных попыток рухнуть, проломив своими телесами искусственный лёд вместе с холодильными установками.


— Не переживай!!! Все когда‑то начинали. Некоторые даже хуже тебя, — слукавил, подкативший в лихом вираже мой визави. — Меня Сергей зовут, — вновь представился он, хотя мы уже познакомились в раздевалке, так как я занял место рядом с ним, — Сергей Брусков.


— Алексей, — поскромничав назвать свою фамилию, произнёс я, почувствовав в новом друге поддержку и искреннее желание помочь хоккейному желторотику с седыми волосами.
— Ты много не бегай за ними, всё равно пока не угонишься, — напутствовал Сергей, — играй позиционно, в защите крутись больше в круге вбрасывания, а это пусть у соперника голова болит, как тебя объехать, либо издалека, от синей линии бросать, так и вратарю легче, и команде спокойней, а я тебя подстрахую.


Не переживай, навык обязательно придёт с практикой.
И крутился я в этом кругу для вбрасывания, как Хома Брут перед ВИЙем в кругу, очерченном для него Николаем Васильевичем Гоголем, ничего не понимая, не в состоянии что‑либо внятное сделать, только надеясь на Господа и на мастерство партнёров.


В общем, первая игра прошла сродни первому прыжку с парашютом, где много эмоций и никакого осознания произошедшего. Еле дотащив до дома окаменевшие ноги, я долго-долго не мог заснуть. На меня всполохами налетали, разделённые почти половиной жизни, чувства неописуемого счастья игры в хоккей. Тогда и сейчас. Будоражили сердце броски и удары, щелчки и набросы, всплывали милые лица Косинских друзей с одной лишь разницей, что тогда в душе звучал оркестр, трубили фанфары, гремели литавры. Сейчас же я был крайне удручён своей неуклюжестью и неумелостью, но всё же с эгоистической ноткой самооправдания, что последний раз я гонял шайбу в необозримо далёком прошлом, и то, только в валеночно-клюшечный хоккей. С этим двояким чувством наслаждения и самонедовольства, я всё‑таки блаженствовал, упиваясь фактом самой игры.


Двор — начало пути многих людей

Виктор Шалимов — один из немногих самых уважаемых хоккеистов СССР и сегодняшней России. Мы публикуем трилогию его отношения к хоккею, жизни и семье. То, что не найдете в интернете о нем.

Часть I


Всё началось с замёрзшего пруда. Корни у меня подмосковные. В Мытищи, точнее в Челюскинский, маму перевели по работе, там мы жили в маленькой комнатке. Детский сад был далеко, на станции Лось, вот и пришлось мне почти все раннее детство провести у бабушки Евдокии, в Солнечногорске.


Самым спортивным в семье был мамин брат, дядя Витя, он занимался футболом и хоккеем на уровне районных
и областных первенств. Работал дядя Витя на заводе, за который после работы и играл. Такого понятия, как профессиональный спорт, тогда ведь не было — спорт был любительским. Однако и недостатка во всевозможных соревнованиях, включая первенства области и первенство России среди физкультурных коллективов, не было. Однажды дядя, которого оставили со мной (еще совсем маленьким) посидеть, взял меня на поляну и попал мне мячом в лоб. Вот тогда‑то, видимо, и вбил мне любовь к спорту.


А начинали мы все с замерзшего пруда и дворовой площадки. Эпоха телевизоров еще только начиналось, и мы
с друзьями (одни играли за «Спартак», другие — за ЦСКА) выходили во двор. Кто‑то был нападающим, кто‑то, запихивая книжки в валенки, чтобы ноги не отбили, становился в ворота, которыми служила дворовая калитка.
На коньки, если их можно так назвать, я встал лет в пять или шесть, точно не помню. Тогда это были «снегурки», которые прикручивались на валенки. Потом надевал дядины «канады» — эти уже были приклёпаны на ботинки, а ботинки были велики и потому надевались поверх валенок. Бывало, так накатаешься на пруду, что домой идёшь по заборчику и на коленках. А добравшись, ставишь обледенелые штаны у печки. Бабушка у меня была хорошая, не ругалась.


К детским увлечением в те времена относились терпимо — все были заняты своим делом: родители и дяди с утра на работе, бабушка по хозяйству. А мы с пацанами целый день кувыркались во дворе или на пруду. Собирались вместе — и одногодки, и старшие, и младшие, — сами чистили лёд, мастерили клюшки из какого‑нибудь сучка. Потом, когда по телевизору увидели настоящее клюшки, стали делать что‑то подобное. Гоняли и ледышки и шайбы.


Окончательно я перебрался к родителям в Мытищи лет в 12. Тогда в Челюскинском построили новую школу № 18, в неё я и перевёлся в 5‑й класс. Здесь я участвовал во всех школьных соревнованиях. До сих пор храню грамоты практически по всем видам спорта, и не только по игровым, а занимался я всеми видами, которые давались в школе.


И ГТО, и лыжные гонки на призы «Пионерской правды» (была тогда такая газетная лыжня), и на призы «Комсо-
мольской правды». Были районные соревнования. Много было легкоатлетических, они тогда на стадионе «Строитель» проводились, по всем видам: короткие дистанции и длинные, и ядро толкал, и прыгал, и за Мытищинский район в баскетбол играл (мы даже стали чемпионами области, а одним из наших соперников был баскетболист Милосердов, впоследствии тренер). И по всем видам занимал призовые места. Характер игрока и лидера проявлялся и закаливался во всём.


И всё‑таки больше всего мне дал двор. Ранней весной, как только появлялся лужок, выходили играть в футбол.
Как я стал спартаковцем. В команде «Спартак» я играл с мая 1968‑го по 1985‑й, а началось всё задолго до этого, с Тарасовской базы «Спартака», той, что неподалеку от Челюскинского. Мы мальчишками бегали туда подавать мячи футболистам. Смотрели, как играют дубль, как тренируется основной состав.


Директором базы в те годы была известная в прошлом легкоатлетка Мушкина. Там нам однажды сказали, что будут записывать в футбольную секцию, и стали мы в секции этой заниматься. Впрочем, заниматься — громко сказано:
бросят нам мяч — мы и бегаем. Не тренера, никого и соответствующего внимания не было. Самообразование…
Когда мне было 12, узнали, что в Сокольниках, на Ширяевке, записывают в детскую спортивную школу. Собрались мы с ребятами и поехали. Набор проводил Анатолий Михайлович Ильин, олимпийский чемпион 1956 года по футболу. Записались на футбол. Один парень (он жил на Маленковской, и мы вместе с ним ездили на трамвае на Ширяево поле) играл ещё и в хоккей и зимой мне предложил пойти к ним. Так потом и совмещал: летом — футбол, зимой — хоккей. Успевал сыграть за ДСШ «Спартак» в футбол, потом вернуться домой, на «Строитель», и сыграть на первенстве области за «Стройпластмасс».


Родители к моим увлечениям относились спокойно. Отец работал в Химках, уезжал на работу в шесть утра и возвращался поздно вечером. Мать тоже на работе. Всё зависело от собственного желания — без этого в жизни ничего не бывает. Сейчас ведь как — папа, мама, бабушка, дедушка возят ребёнка и сумки носят за него, и бутербродики с соком, а тогда да мы всё делали сами и ездили сами. Конечно, время было другое.

В школе учился на общих основаниях, заканчивал я 17‑ю школу (18‑я была восьмилеткой). Учёба шла по‑разному: и успевал, и не успевал, но тренеры следили за успеваемостью (дневники, правда, не проверяли). Мы участвовали во всех школьных соревнованиях, защищали честь школы, района, города. Не было такого: занимаюсь в секции — и всё. Никому бы и в голову не пришло сказать: «не участвую в каких‑то соревнованиях — боюсь, не дай бог, руку или ногу повредить». Было хорошее общее развитие, потому что успевал заниматься всем. Одна из наших сегодняшних бед как раз в том, что существует ранняя узкая специализация. Приводит мальчика в 5–6 лет в хоккей — и вот у него сплошной хоккей, хоккей, хоккей… и, бывает, годам к 15‑и он уже этого хоккея «наелся». Мы же занимались всем и умели играть во всё — и бегать, и прыгать, и кувыркаться. И легкая атлетика, и акробатика, и игровые виды спорта, и зимние, и летние… Несмотря на это, никто в классе не выделялся, явно не лидировал, был нормальный дружный класс.


Выбираю хоккей.
По окончании школы, в 17 лет, я раздваиваться перестал и сделал выбор в пользу хоккея. Выбор у меня был: в футболе я уже сыграл две игры за дубль за московский «Спартак», и Николай Петрович Старостин приглашал меня играть в футбол.


Первыми моими тренерами были Анатолий Михайлович Ильин — по футболу, а по хоккею — Борис Иванович Афанасьев и старший тренер Александр Иванович Игумнов, очень известный, первый получивший звание заслуженного тренера СССР за детский хоккей и воспитавший многих учеников, в том числе Старшинова. Совмещать футбол и хоккей в те времена было, скорее, нормой и не вызывало противоречий и борьбы между тренерами за воспитанника.


Вспомнить хотя бы Маслова, игравшего в команде мастеров за «Динамо» в футбол, а в другой сборной игравшего в хоккей. Тот же Бобров Всеволод Михайлович… Вообще, система совмещения видов спорта продуктивна. Специализация, особенно ранняя, таит в себе много опасностей.


Хотя бы потому, что ребёнку могут наскучить занятие одним видом. Если он катается с 7 лет, а другой пришёл в 12, то ещё неизвестно, кто из них будет лучшим через 3 года. Такое было и в наше время — приходил новичок и через 2–3 года обгонял занимавшихся много лет. Даже сверстники в росте непредсказуемы — одни останавливаются, а другие в 16–17 лет обгоняют.


Сделав выбор в пользу хоккея, я играл за молодежную, за первую мужскую, жил и тренировался с командой мастеров. Наставников было много: Николай Иванович Карпов, Борис Павлович Кулагин, Роберт Дмитриевич Черенков, Анатолий Иванович Ватутин. Но своими учителями я считаю своих первых тренеров.


Мастером спорта я стал в 1971 году. Получил высшее образование. Сначала поступил в Педагогический институт имени Крупской (нынешний МГОУ) на факультет физвоспитания, но закончил учиться, не начав. Тяжело было совмещать поездки, сборы и учебу. Потом, на следующий год, поехал с друзьями в Малаховку поступать в МОГИФК.


Там и учились. Тогда вышел указ, по которому мы как действующие спортсмены-студенты имели какие‑то льготы. Когда выдавалось свободное время, ездили туда и летом, там пропадали постоянно. Учились по свободному графику.


Продолжение читайте в следующем номере


ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА
Виктор Иванович Шалимов
Заслуженный мастер спорта, советский хоккеист. Игрок «Спартака» (Москва; 1968–1985), а также австрийских
клубов. Олимпийский чемпион (1976), трехкратный чемпион мира и Европы (1975,1981,1982), обладатель Кубка Канады (1981), чемпион СССР (1976), лучший нападающий чемпионата мира 1982 года. В чемпионатах
СССР Шалимов провел 572 матча и забросил 293 шайбы. Советник Главы Мытищинского муниципального района по спорту.

Для чего нужна септопластика

Данная операция позволяет улучшить дыхание спортсменам при нагрузке


Искривление носовой перегородки является одной из самых распространенных патологий полости носа. По статистике искривлением перегородки носа страдает большая половина взрослого населения, причём у мужчин
встречается чаще, чем у женщин.

Существует несколько причин искривления перегородки носа: — врождённое искривление перегородки носа обусловлено неравномерным ростом костной и хрящевой части перегородки;


— посттравматическое искривление, которое часто встречается у спортсменов контактных видов спорта;


— искривление может быть вызвано другими заболеваниями полости носа (полипы, гипертрофия носовых раковин, инородные тела полости носа).


Незначительные формы искривления являются бессимптомными и клинического значения не имеют.
Более выраженное искривление перегородки может затруднять носовое дыхание и вызывать расстройство обоняния вследствие неадекватной вентиляции обонятельной области. Недостаточное носовое дыхание является причиной частых воспалительных заболеваний околоносовых пазух. Это происходит из‑за нарушения
аэрации полости носа и пазух, нарушения оттока секрета из пазух.


Нарушение носового дыхания — одна из причин храпа и синдрома обструктивного апноэ сна. В местах искривления, где истончена слизистая оболочка, часто возникают кровотечения. Нарушение носового дыхания отражается не только непосредственно на органах дыхания, но также может привести к значительным патологическим изменениям во всем организме. Нарушается дыхательный ритм, отток крови и питание мозга, а в связи с этим ухудшение памяти, повышенная утомляемость, снижение иммунитета, нарушение состава крови, функций сердечно-сосудистой системы, половой сферы.


Операция по исправлению носовой перегородки называется септопластика. Она представляет собой подслизистое удаление искривлённой части перегородки носа в хрящевом и костном отделах и при необходимости их моделирование и реимплантацию. В результате чего перегородка устанавливается в срединной плоскости.


При использовании эндоскопической техники, у хирурга имеется возможность выполнить операцию менее травматично, избирательно удалив искривлённые участки перегородки. Основным показанием к септопластике является любое искривление перегородки носа, которое вызывает субъективные ощущения и функциональные расстройства носового дыхания.


Операция «септопластика» выполняется в филиале № 5 ФГБУ «ГВКГ им. Н. Н. Бурденко», в том числе и с использованием видео-эндоскопической техники, что позволяет обеспечить максимально комфортное и безопасное проведение операции и последующее восстановление.


Свободное носовое дыхание — это полноценная работа нервной, кровеносной и дыхательной систем, а, следовательно — качественный сон, высокая работоспособность и выносливость.

Родители недовольны тренерами, тренеры недовольны родителями

спортивный психолог Торлецкий Сергей. Официальный сайт: SportPsi –www.sportpsi.ru

В своей консультационной работе, часто встречаюсь с родителями юных спортсменов, которые обучаются в спортивных школах.

Бывает так, что родители недовольны тренерами, а тренеры в свою очередь недовольны родителями. И все
вместе недовольны детьми. Юный спортсмен, да в прочем и состоявшийся профессионал, живёт под двойным
прессом, или под тройным. В этот список можно добавить проблемы со сверстниками или проблемы с партнерами в команде, где нет цельности коллектива, психологическая атмосфера в команде не комфортная или напряженная.


А на первый план выходит конкуренция и борьба за лидерство в спортивной команде. С точки зрения психологии — эта проблема на сегодняшний день действительна и актуальна. К сожалению, в спортивном воспитании очень не хватает профессиональных спортивных психологов, нет такой должности в спорте — не предусмотрено. И в процессе становления юных спортсменов, функции спортивного психолога, выполняет тренер, который и занимается психологическим воспитанием.

А ведь такая должность реальна и необходима, как отдельная дисциплина, как в современном развивающемся обществе, так и в Российском спорте. Как родитель, как тренер, и конечно как психолог я хорошо понимаю, что это действительно недостающее звено в подготовке молодого поколения. В советской школе вообще не было такой штатной единицы — психолог! Никому и в голову не приходило, что психологическое просвещение нужно, ведь именно хороший психолог формирует в спортсмене — психологию победителя.

На сегодняшний
день мои клиенты — это профессиональные спортсмены, действующие тренеры, родители и их дети. И они реально понимают необходимость такой работы, как психологическая подготовка. Подготовка и готовность к тренировочному процессу, настрой на выступления, мотивационный аспект и этот список можно продолжать.
Перечислю некоторые примеры, которые наиболее актуальны по запросам, и которые мне часто приходится решать в своей практике:
«Наши дети не способны внимательно слушать тренера».
«Некоторые не могут концентрироваться на конкретном
упражнении».
«Пропало желание в тренировочном процессе».
«Тренер не доверяет». «Они не способны».
«На тренировках все хорошо, а на играх зажатость».
«Они не могут без конфликтов решить ситуацию».

«В нашем коллективе преобладает и главенствует конкуренция», и т. д. и т. п.
Выводы: Дети, как малые, так и взрослые, разучились радоваться удачам друг друга, чужие успехи вызывают в них ревность, а в некоторых случаях доходит до ненависти.


Некоторые из них ничем не интересуются, почти ничего не читают, но тем не менее, хорошо манипулируют в своих интересах, проявляют хамство, неуважение, и не идут на контакт. Они замыкаются в себе, в своих переживаниях, на этой почве формируется раздражительность, а в некоторых случаях все это перетекает в форму невроза. В связи с этим возникает вопрос, о какой подготовке, о какой здоровой конкуренции, о каком здоровом подрастающем поколении может идти речь? Что посеем — то и пожнём.


Кто виноват?
В первую очередь мы с вами. Дети копируют поведение взрослых, не то, что мы им говорим и обещаем, а то, что мы делаем изо дня в день.


Что делать?
Можно все пустить на самотёк, расслабиться и получать удовольствие (все болезни от нервов — и ещё, от удовольствий), а можно постараться исправить ошибки и решить проблему. В этом и заключается работа спортивного психолога, мне часто приходится сталкиваться в своей практике с разными случаями. Уверен, что каждому в жизни необходимы новые знания, как в практической деятельности, так и в теоретической части. Согласитесь, ведь все мы в чем‑то талантливы, и нужно лишь уделить внимание, дать правильную — мотивирующую поддержку и раскрыть эти таланты. Всегда готов к конструктивному диалогу и к сотрудничеству, готов рекомендовать вам свою работу, как индивидуально, так и с командами. Теория и практика в обучении
— две неразрывно связанные стороны единого процесса подготовки. Поэтому, основным средством психологической подготовки спортсмена, является систематическое освоение новых и качественных знаний, как в практической деятельности, так и в теоретической части.


Спортивная психология предполагает ряд подходов, направленных на то, чтобы улучшить спортивные достижения, как спортсмена, так и в команде. В какой форме я предлагаю работу спортивного психолога?

  1. Конфиденциально — индивидуальная работа с про-
    фессиональными спортсменами.
  2. Консультации для спортсмена и сезонное сопровожде-
    ние.
  3. Консультирование родителей спортсмена.
  4. Тренинги в команде и проведение семинаров по пси-
    хологии спорта.
    Спортивная подготовка — это вид учебных мероприя-тий. Большинство навыков спортсмена не возникает путём чтения инструкций и нотаций. Каждый спортсмен — имеет свой уникальный психологический рисунок, заботливо раскрывая, поддерживая и сопровождая такого атлета, на вершину выходит психологически здоровая личность, где и формируется психология победителя. Для этого требуется индивидуальный подход и кропотливая работа специалиста в области психологии спорта. Но всё же главной фигурой в воспитании спортсмена является тренер, который применяет свои профессиональные навыки и обучение тоже с учетом индивидуальности каждого спортсмена. Мастерство достигается упражнениями — увеличивается физическая сила, выносливость. Кроме того, в тренировочном процессе путем длительных повторений вырабатывается способность почти автоматических точных движений и закрепление в памяти, в «мышечной памяти» способствует их применению на практике.

Как и чем тут может помочь спортивный психолог? Какие вообще приемы, кроме мотивации, убеждения и командной сплоченности можно применить в спортивной психологии?

Основа основ — это определение зон развития психики спортсмена. У одного что‑то получается меньше, а что‑то лучше. Определение зон развития спортивной техники — удел тренера, а вот определение зон развития

личности спортсмена — это область приложения сил и знаний спортивного психолога. Например, взаимоотношение между спортсменами, восприятие команды, сбалансированность и командоориентированность.

Это очень важный фактор командного успеха. Ясно же, что у каждого спортсмена, например, хоккеиста, есть своё представление, своё отношение к команде в целом, к тренеру, к тренировочному процессу. Кому‑то достаточно общая программа спортивного развития, а кто‑то «отстаёт».

Отстаёт не в спортивной составляющей или в физической силе и выносливости, а именно в своей ориентированности на победу, на успех команды в целом.

Итогом триумфа для спортсмена выступают новые и приобретенные им знания, его качественная работа — как в практической деятельности, так и в теоретической части. Ведь обучение в спорте — это социальный процесс, в котором следует учитывать все факторы: опыт спортсменов, лидерство, изучение техник из прошлого 20 века, учет факторов обучения между спортсменами, кто‑то достиг, кто‑то на подходе, а кто‑то ещё учится, и других важных факторов. В этом и есть развитие психологии спорта.


Марокко — хоккей развивается

Мы оказались в Северной Африке и давайте рассмотрим, как же развивается хоккей в соседней стране
— Марокко.

Королевство Марокко — это арабская страна, расположенная в Северной Африке. На западе омывается Атлантическим океаном, а на севере — Средиземным морем. От Испании Марокко отделяет Гибралтарский пролив, причём это расстояние довольно небольшое. Так что, посетив эту арабскую страну, можно затем спокойно доплыть на пароме до Европы и посмотреть, что интересного там. Хотя и само Марокко является довольно популярным туристическим направлением.


Столица королевства: г. Рабат (и он будет очень интересен нам в хоккейном плане). Официальные языки: арабский и берберский (так же, как в Алжире). Также в стране многие говорят на французском, а на севере Марокко — на испанском (связано с историческим прошлым: север Марокко был колонией Испании, остальная часть — Франции). Население: 36 млн человек.


История марокканского хоккея с шайбой — это, прежде всего, история увлечения двух братьев, Халеда и Мимуна Мрини. На сегодняшний день Халед Мрини является президентом Марокканской федерации по хоккею с шайбой. Родом из марокканского города Сале, они открыли для себя хоккей, когда некоторое время жили в Канаде. Братья играли в хоккей на университетском уровне, а вернувшись в Марокко в 2005 году, открыли первый крытый каток в стране. Этот каток действует и сегодня, находится в торговом центре в столице королевства Рабате. В это же время была создана первая хоккейная команда, которую назвали «Rabat Capitals».

В 2008 году Национальная сборная Марокко по хоккею с шайбой приняла участие в первом в истории Арабском кубке по хоккею (Arab Cup of Ice Hockey), который проводился в Абу-Даби (ОАЭ). Если Вы постоянный читатель нашей рубрики, то хорошо знакомы с этим турниром.


Марокко участвует и в Арабском, и в Африканском кубке по хоккею. В 2016 году именно эта страна принимала африканский турнир. В мае 2010 года в хоккейной жизни Марокко произошло значимое событие: королевство было принято в ИИХФ. Согласно данным организации, в стране — 2 крытых катка, а число игроков в хоккей — 225 человек.


В Марокко есть следующие хоккейные команды: «Bears de Casablanca» (г. Касабланка), «Buffalos de Casablanca» (г. Касабланка), «Eagles de Casablanca» (г. Касабланка), «Pirates de Sale» (г. Сале), «Rabat Capitals» (г. Рабат), «Fisher de Mohammedia» (г. Мохаммедия), «Huskies de Kenitra» (г. Кенитра). Многообразие названий впечатляет, неправда ли?


Недавно марокканцы очень интересно отпраздновали столетие со дня создания футбольного клуба Stade Marocain. Он был основан в 1919 году и считается одним из старейших в футбольной истории Марокко. Сейчас выступает во втором дивизионе. Марокканские хоккейные команды провели между собой уличный турнир
по хоккею. Выглядело довольно необычно. И напоследок. В одной из предматчевых программ ЦСКА была опубликована фотография одного из самых известных фанатов московских «армейцев» Сергея Чумина
в джерси «Касабланских медведей». Межкультурные коммуникации, так сказать.

ПРО ЭТО ЭТИХ И ТЕХ

Татьяна Туманова — семейный коуч, командный коуч в бизнесе
Facebook, Instagram @tvtumanova

Однажды мне довелось услышать: «Если бы ты была мужчиной, то была бы криминальным авторитетом, а так просто ведьма!». Что вы слышите? Говорящий назначил адресата одинокой женщиной с серебристой проседью, живущей в избушке на курьих ножках, знающей толк в зелье приворотном? А могла бы быть жестоким и скорым на кровавую расправу крепышом, тем, кто «пасть порвет, моргалы выколет», если что не так?

В уточняющем комментарии оказались неожиданные смыслы. Под криминальным авторитетом говорящий имел в виду справедливого серьезного мудрого уважаемого всеми лидера, а ведьма — это мудрая фея, ведающая материю.


Даже если мы со своим спутником жизни говорим на одном языке, каждый погружен в собственный, личный мир смыслов. Не предпринимать попытки прояснять эти смыслы в спорных и дискомфортных для одного или обоих ситуациях очень опрометчиво.


— Ну ты и дура!


Одной барышне такой комплимент резко не понравится, с какой бы интонацией не прозвучало. Другая сочтет за радость услышать, что заметили ее легкий нрав, свободу от ментальных ограничений и везение, как у сказочного Ивана-дурака.


Друзья, в настоящей статье я дарю вам пару простых и мегаэффективных упражнений для двоих. Пусть смыслы
совпадают и обретают золотое напыление!


Упражнение 1. Калибруем комп ас отношений

Выполняется вместе с партнером
Цель: увидеть новый потенциал отношений

  1. Отдельно друг от друга на листах бумаги письменно составьте список коротких фраз, описывающих ваше личное представление о глубоко удовлетворяющих любовных отношений.

Включите в него то, что уже имеете и хотите сохранить, и то, что хотели бы получить. Формулировки пишите в настоящем времени, как будто это уже реальность: «Нам весело вместе», «У нас отличный секс», «Мы счастливые любящие родители», «Мы бережны друг с другом». Все пункты должны быть утвердительными. «Мы мирно улаживаем раздоры», а не «Мы не ссоримся».

  1. Поделитесь друг с другом своими списками. Найдите и выделите общие по смыслу пункты. Найдите им новую
    формулировку с сохранением смысла для обоих. Можно принять формулировку одного из партнеров.
  2. Выпишите на одном листе общий список формулировок, как в примере ниже.
  3. Присвойте каждому утверждению под своим именем рейтинг от 1 до 5 согласно его важности для вас лично, где 1 — «очень важно», 5 — «не очень важно».
  4. Выделите цели, которые, по вашему мнению, сложнее всего достичь.
  5. Проанализируйте результаты. Начните с пунктов, которые считаете самыми важными, затем обсудите те, которые считаете трудновыполнимыми. В каких пунктах вы кардинально расходитесь в оценке важности? Найдите компромиссную формулировку, устраивающую обоих.
  6. После обсуждения составьте итоговый список с окончательными формулировками, которые устраивают обе
    стороны. Раз в неделю возвращайтесь к обсуждению его. Отмечайте, что меняется в списке, в оценке значимости, какие новые пункты добавляются, каких корректировок требуют формулировки и смыслы.

Со слов Джона Готтмана, психолога и всемирно известного специалиста по отношениям, мужчины занимаются
сексом, чтобы ощутить эмоциональный контакт, а женщинам нужен эмоциональный контакт, чтобы заняться сексом. Итак, упражнение для установления эмоционального контакта.

Упражнение 2. КУКУШКА И ПЕТУХ
Выполняется вместе с партнером
Цель: усилить, оздоровить эмоциональную близость

  1. Отдельно друг от друга каждый на своем листе бумаги в соответствующих столбцах напишите то, что любите в партнере, что нравится, восхищает, что цените.
    Минимум 5 характеристик для каждого столбца.
    «Физические черты» (внешность)
    «Черты характера»
    «Поведение» (поступки)
    «Общие утверждения» (например, «Я обожаю тебя!», «Я до-
    рожу нашими отношениями!»)
  2. По очереди каждый садится на стул, другой ходит вокруг, вслух зачитывая написанное в 1‑м столбце, перемещаясь далее к последующим.
    Важно! С каждым столбцом произносите утверждения все громче. Дойдя до «Общих утверждений», демонстрируйте ликование. Можно прыгать от радости. Если этот абзац вызвал сопротивление, мол, что за ерунда, я взрослый человек, какие прыжки, вам точно это условие показано! Постарайтесь просто выполнить по написанному.
  3. Повторите пункт 1, но теперь пишите похвалы, которые хотите услышать от партнера. Например: «Скажи, что у меня глаза, как два бездонных океана», «Скажи, что тебе со мной сказочно повезло».
  4. Повторите пункт 2, зачитывая список партнера. Таким образом, каждый сидящий на стуле будет слышать, как его партнер зачитывает то, что он хотел услышать. По окончании обнимашки и обмен ощущениями. Что значило это упражнение для каждого из вас? Что обнаружилось важного и ценного?
    Рекомендуется повторять упражнение 1 раз в неделю в течение месяца. Затем возьмите за привычку хвалить партнера каждый день.
    Совет да любовь, друзья!
Разделы

Партнеры

Автограф президента