Мотиваторы и методисты,

15.12.2019

или почему у Кудашова не получится ни в СКА, ни в сборной

 Мотиваторы и методисты,

  или почему у Кудашова не получится ни в СКА, ни в сборной

 Максим Лебедев

 Все человечество делится на две неравные категории. Категории эти называют по-разному: лидеры и все остальные, полководцы и заместители, ведущие и ведомые. В игровыхвидах спорта наиболее подходящее определение – мотиваторы и методисты.  

 Первых в несколько раз меньше, чем вторых. Первым достаются основные лавры в случае победы, но в случае поражений их головы летят тоже первыми. Вторые предпочитают оставаться в тени, но тащат весь огромный пласт черновой работы. Скажем, в СССР, после боев на Халкин-голе, со всех сторон славили комкора Жукова. И совсем немногие слышали про комбрига Богданова, который тогда был у Жукова начальником штаба. А богдановская заслуга в той победе ничуть не меньшая, чем у будущего легендарного маршала.

 Первые не могут обходиться без вторых. Даже самый легендарный полководец не сможет одержать ни одной победы, если его армия неделю не ела. Или, скажем, его войскам привезут патроны не того калибра. Или танки наткнутся на неизвестное ранее болото. У каждого полководца должен быть свой штаб, предоставляющий ему всю информацию для принятия решения, и этой информации лидер должен полностью доверять.

 Что же касается хоккея, то практически все наши победы ковались не единоличным гением главного тренера, а идеально работающей связкой мотиватора и методиста. У мотиватора Тарасова был методист Чернышев, у мотиватора Тихонова – методист Юрзинов. У Быкова был Захаркин, у Знарка – Витолиньш. И каждый раз вклад второго тренера в победу был ничуть не меньше, чем первого.

Но и вторые не могут обходиться без первых. Потому что только лидер может поставить на карту все, а заместитель в большинстве случаев не рискнет этого сделать, как раз потому, что лучше других умеет взвешивать риски. В 2008-м году, в овертайме квебекского финала на лед в составе российской сборной вышли четыре нападающих и ни одного защитника – «вашингтонская» тройка и Ковальчук. Можете не сомневаться, это было 100% быковское решение. Захаркин в это время в лучшем случае молчал, в худшем – хватался за голову, потому что прекрасно понимал, к чему это может привести. Быков рискнул – и победил. А вот рискнул бы точно так же на его месте Захаркин – вопрос, как говорится, дискуссионный. Скорее всего, вряд ли. Именно поэтому у легендарного Аркадия Чернышева одиннадцать титулов чемпиона мира и лишь два – чемпиона СССР. У не менее легендарного Владимира Юрзинова-старшего тоже золотая россыпь медалей чемпионатов мира и Олимпиад, но ни одного титула чемпиона СССР. А ведь во времена Советского Союза возможностей у МВД было ничуть не меньше, чем у армии. Кстати, Владимир Вуйтек – тоже пример методиста кристальной чистоты, но во время его работы в Ярославле лямку мотиватора тянул (и неплохо тянул) президент «Локомотива» Юрий Яковлев и память о затянутых Петром Ильичем Воробьевым гайках – да, бывает и так. Кстати, комбриг Богданов так и закончил Великую Отечественную войну генерал-майором, командуя дивизиями и корпусами – без Жукова у него тоже не пошло.

 Было бы верхом наивности предположить, что полководец должен уметь только махать шашкой, а главный тренер петь гимны в раздевалке. Уровень знаний и опыта первого человека в команде должен соответствовать уровню знаний второго. Только в этом случае и рождаются легендарные связки, вписывающие свои имена в историю золотыми буквами. Когда руководители понимают друг друга с полуслова, а еще лучше – с полувзгляда. Когда нет необходимости объяснять этимологию своего решения или предложения – особенно в горячке боя. А это нарабатывается годами, и быстрых рецептов для этого не существует. Еще и потому, что будущий лидер должен пройти все ступеньки, в том числе и методические, и обломать все лишние зубы.

 Последним мотиватором у сборной России по хоккею был Олег Знарок, сменивший на тренерском мостике великолепного методиста Зинэтулу Билялетдинова. Кстати, единственная тренерская победа Билла на чемпионате мира случилась тогда, когда роль мотиватора уже по ходу турнира принял на себя Евгений Малкин. Потом мотиватора в сборной Билялетдинова не было, не было и приличных результатов.

 На смену весьма неплохой связке Знарок – Витолиньш, явно не выработавшей весь свой потенциал (к слову, потенциал дуэтов Тарасов – Чернышев и Тихонов – Юрзинов был в свое время выжат до капли, а дуэту Быков – Захаркин в сборной требовалась банальная перезагрузка) пришел 100-процентный методист Илья Воробьев. Именно по этой причине угробивший два чемпионата мира, в том числе и тот, который очень трудно, практически невозможно было угробить. Мы не знаем и никогда не узнаем, как поступил бы реальный мотиватор в ситуации с «автобусом» в исполнении финских ноунеймов. Потому что такие решения всегда бывают спонтанными, мгновенными и работают лишь один раз, а само умение быстро сгенерировать такое единственно верное решение и отличают мотиватора от методиста. Мы лишь знаем, что Воробьев не смог ничего сделать, и это стоило ему золота чемпионата мира и последующей работы.

 На место Воробьева пришел Алексей Кудашов. Который ведет себя на скамейке – в «Локомотиве», СКА и сборной, - как Воробьев. То есть, как чистейший методист. Он может достаточно быстро выстроить команду и подвести ее под общий физиологический знаменатель. Он способен поставить команде игру. Но он не способен заставить своих хоккеистов играть «на разрыв аорты» и, скорее всего, принципиально не способен на нестандартные решения повышенного уровня риска. А без этого в современном хоккее не способен в решающих матчах побеждать даже набор самых высококлассных игроков.

 Остались ли в нашем хоккее еще «неокученные» сборной мотиваторы? Их немного, но они есть. Как показывает практика, на одного условного «полководца» приходится 8-10 «заместителей». К хоккейным «полководцам» следует отнести Дмитрия Квартальнова и Петериса Скудру (другой вопрос и тема отдельного исследования: как они не сожрали друг друга во время совместной работы в Череповце и Новосибирске), чуть в меньшей степени – Александр Гулявцев и Андрей Разин. У последних двоих еще не было реальной возможности показать себя, и к тому же, скорее всего, они так пока и не нашли своего «начальника штаба». Как всегда бывает в таких случаях, наверняка есть будущие лидеры и в числе нынешних методистов, то есть, вторых-третьих тренеров команд, причем не обязательно КХЛ (например, можно обратить внимание на работающего в красноярском «Соколе» Дениса Баева). Кто-то стартует раньше, у кого-то дар прорывается позже.

 То есть, земля русская талантами не скудеет. Другое дело, что настоящий лидер практически всегда крайне неудобная фигура. Для всех - и для игроков, и для клубного руководства. Он умеет ходить по головам и эти самые головы рубить, но и в вышестоящий кабинет он, как правило, заходит, выбивая дверь ногой. Как к великим тренерам относятся великие же спортсмены, лично я по молодости понял в подсобке Ледового Дворца ЦСКА на Ленинградском проспекте. Где трехкратный олимпийский чемпион Александр Рагулин, «Большой Раг», уже старый, больной и на костылях, после двух рюмок коньяка страшно, по-черному матерился при упоминании фамилии Тарасова, под руководством которого он завоевал 22 золота Олимпиад и чемпионатов мира – больше, чем кто-либо в мире. Кстати, Чернышева при этом семиэтажном построении Рагулин называл «душкой».

 Настоящий лидер – это всегда ходячая проблема. А проблемы нынешнему СКА не нужны. Поэтому вряд ли в обозримой перспективе мы увидим мотиватора на тренерской скамейке сборной. Но это уже совсем другая тема.

Комментарии

Последние комментарии